«Питер и Волшебная Нить»

Питер был очень бойким мальчиком. Все любили его: и в семье, и в школе. Но у него был один недостаток.

— Какой же?

— Он не умел жить настоящим. Он не умел радоваться простому «процессу жизни». Сидя на уроках, он мечтал о том, чтобы поиграть на улице. Играя же на улице, он мечтал о летних каникулах. Питер всегда жил в мечтах, не умея наслаждаться теми возможностями, которые приносил ему день. В одно прекрасное утро Питер гулял в лесу, недалеко от дома. Почувствовав усталость, он решил отдохнуть на лужайке и уснул. Скоро он услышал, как кто-то позвал его. «Питер! Питер!» — доносился сверху резкий голос. Он медленно открыл глаза и с удивлением увидел стоящую над ним старушку. Ей было, наверное, больше ста лет. Ее белые как снег волосы рассыпались ниже плеч. В своей сморщенной руке она держала маленький волшебный шарик. Из отверстия в середине шарика свисала длинная золотая нить.

— Питер, — сказала она, — это нить твоей жизни. Если ты ее чуть потянешь, часы будут проходить за секунды. Если потянешь немного сильнее, дни будут проходить за минуты. А если потянешь изо всей силы, месяцы — и даже годы — станут проноситься за считанные дни.

Питер очень обрадовался такому открытию. «Как бы я хотел иметь это!» — сказал он.

Старуха быстро наклонилась и протянула мальчику шарик с волшебной нитью.

На следующий день Питер сидел в классе и скучал, не в силах дождаться конца занятий. Вдруг он вспомнил о своей новой игрушке. Он потянул немного за ниточку — и сразу оказался дома, в своем саду. Тут Питер понял силу волшебной нити и ему скоро надоело быть школьником. Ему захотелось превратиться в юношу и испытать все прелести и чувства этого возраста. Он снова вытащил шарик и сильно потянул золотую нить.

И вот он уже юноша. Рядом с ним его подруга — красавица Элиза. Но Питер опять недоволен. Он так и не научился радоваться настоящему и наслаждаться простыми чудесами каждого периода жизни. Он мечтает стать взрослым. И снова он дернул за нить — много лет пронеслось за одно мгновение. Теперь он превратился в человека средних лет. Элиза уже стала его женой, и дом его был полон детей. Но Питер заметил кое-что еще. Его когда-то черные волосы начали седеть. Его мать, когда-то молодая и веселая, которую он так любил, постарела и ослабела. Но Питер не умел жить настоящим. Поэтому он снова потянул за волшебную нить в ожидании, что же произойдет дальше.

Теперь Питер превратился в девяностолетнего старика. Его когда-то густые черные волосы побелели как снег, а его красавица-жена Элиза тоже состарилась и уже несколько лет как умерла. Его чудные дети выросли, разъехались и стали жить своей собственной жизнью. Впервые в жизни Питер понял, что он так и не смог насладиться чудом самого процесса жизни. Он ни разу не был на рыбалке со своими детьми и ни разу не прошелся с Элизой при луне. Он так и не вырастил сада, и не прочел тех прекрасных книг, которые любила читать его мать. Вместо этого он пронесся сквозь жизнь, ни разу не остановившись, чтобы насладиться красотами по пути.

Питер очень опечалился, поняв это. Он решил пойти в лес, в котором гулял в детстве, чтобы все обдумать. Зайдя в лес, он увидел, что молодые деревца выросли в могучие дубы. Сам же лес превратился в райское буйство природы. Он лег на лужайке и глубоко уснул. Вскоре он услышал, как кто-то зовет его. «Питер! Питер!» — звал резкий голос. Он посмотрел вверх в удивлении и увидел, что это была та самая старушка, которая много лет назад дала ему волшебный шарик с золотой нитью.

— Ну как, понравился тебе мой подарок? — спросила она.

Питер ответил очень прямо и откровенно:

— Сначала он мне очень понравился, но теперь я просто ненавижу его. Вся моя жизнь прошла у меня перед глазами, не дав мне возможности порадоваться ею. Конечно, в ней могли бы быть кроме прекрасных и печальные моменты, но я не познал ни те, ни другие. Внутри меня пустота. Дар жизни прошел мимо меня.
— Ты очень неблагодарен, — сказала старуха. — И все же я дам тебе право на последнее желание.

Питер задумался лишь на секунду и поспешно ответил: «Мне хотелось бы снова стать школьником и прожить свою жизнь заново». И он опять погрузился в глубокий сон.

Питер услышал, как кто-то зовет его и открыл глаза. Кто бы это мог быть теперь? — подумал он. Открыв же глаза, он в восхищении увидел, что возле кровати стоит его мать. Она была молода, здорова и лучезарно улыбалась. Питер понял, что незнакомая старушка, повстречавшаяся ему в лесу, действительно выполнила его желание и он вернулся к прежней жизни.

— Поторопись, Питер. Ты слишком долго спишь. Если сию минуту не встанешь, то из-за своих снов опоздаешь в школу, — уговаривала мать. Стоит ли говорить, что в это утро Питер выскочил из постели и стал жить так, как он хотел. С этого момента он вел жизнь, полную радостей, открытий и побед. Но все это началось с того момента, когда он перестал жертвовать настоящим во имя будущего.

Robin Sharma- The Monk Who Sold His Ferrari.

Десять советов, как начать жить по-датски — Hygge

2_1

  1. Доверяйте (больше)!

Это главная причина, по которой датчане так счастливы. Попробуйте и вы. Может быть, вы почувствуете себя лучше и избавитесь от ненужных стрессов. Доверяя окружающим, вы пробудите в них желание стать лучше. Это пророчество заразительно для окружающих.

  1. Не забывайте о хюгге!

Помните о простых радостях жизни: зажгите свечу, сварите кофе, съешьте вкусную булочку. Ну как? Вам уже лучше?..

  1. Наслаждайтесь своим телом!

Катайтесь на велосипеде, бегайте, прыгайте, танцуйте, занимайтесь сексом. Стряхните с себя лень и усталость. Подобные занятия не только способствуют выделению эндорфинов, но к тому же улучшают внешность, делают ее по-настоящему датской.

  1. Помните об эстетике

Сделайте окружающую вас среду максимально комфортной. Датчане придают этому особое значение. Они с уважением относятся к дизайну, искусству и тому, что окружает их в повседневной жизни. Помните о синдроме разбитого окна: если ничего не предпринять, станет лишь хуже. Обратное тоже справедливо.

  1. Сократите количество вариантов

Если жизнь в Стиксвилле меня чему-то и научила, так это тому, что сокращение возможностей выбора ощутимо освобождает от стрессов современной жизни. Чрезмерный выбор – занятий, ресторанов (ха!) и одежды (привет, лондонский гардероб!) – превращается в тяжкое бремя, а не преимущество. Датчане исповедуют простоту, избавляющую от стрессов, и свободу в разумных пределах.

  1. Гордитесь!

Найдите в себе или в своих земляках нечто такое, чем можно гордиться. Присвойте себе все хорошее. Радуйтесь любым успехам – на футбольном поле, или в игре в блошки, или на крабьих бегах. Размахивайте флагами и пойте при любой возможности.

  1. Цените семью

Государственные праздники в Дании – время сплочения, а семья занимает главное место во всех сферах датской жизни. Общение с родственниками и следование традициям сделают вас счастливее. Так не будьте ленивы! Ваша семья не слишком велика? Что ж, увеличьте ее, добавив друзей. Или воспользуйтесь советом № 3 (там, где говорится о сексе).

  1. Гордитесь своей работой

Помните, такого понятия, как «женская» или «мужская» работа, не существует. Есть просто работа. Домашнее хозяйство не менее важно, как и добывание средств на жизнь. Мы зависим друг от друга. Вся работа одинаково тяжела, почетна и важна.

  1. Играйте!

Датчане любят увлекательные и интересные занятия. В стране «лего» игра считается достойным хобби в любом возрасте. Стройте. Создавайте. Пеките. Рисуйте. Выбирайте увлечение по душе и занимайтесь им как можно чаще.

  1. Делитесь!

Так жить гораздо проще, честное слово! И данные исследований подтверждают: вы станете гораздо счастливее. Вы не можете изменить политику правительства и построить социальное государство в датском стиле? Но в ваших силах испечь кекс, навестить соседку или пригласите к себе гостей на хюгге. Пусть тепло вашего сердца почувствуют окружающие.

screen-shot-2017-05-18-at-2-40-40-pm

Helen Russell

Кадзуо Исигуро

Мне нравится садиться в мою маленькую машину, зная, что впереди два часа дорог, бескрайнего серого неба и мечтаний.

Вечер — лучшее время суток.

Воспоминания, которые я ценю больше всего, остаются такими же яркими, какими были.

…Мне все чудится река, течение быстрое-быстрое. И двое в воде, ухватились друг за друга, держатся изо всех сил, не хотят отпускать — но в конце концов приходится, такое там течение. Их растаскивает, и все. Так вот и мы с тобой. Жалко, Кэт, ведь мы любили друг друга всю жизнь. Но получается, что до последнего быть вместе не можем.

Если у вас создалось впечатление, будто в свои годы вы уже добились совершенства, вам никогда не подняться на ту высоту, которой вы, несомненно, способны достигнуть.

Нельзя же всю жизнь думать только о том, что могло бы быть. Пора понять, что жизнь у тебя не хуже, чем у других, а может, и лучше, и сказать спасибо.

Люди не такие уж разные. Что банкиры, что музыканты — все мы в конечном счете хотим от жизни одного и того же.

Поверженного врага не бьют ногами.

Не забывайте: вам было лучше, чем многим до вас. И кто знает, что ожидает тех, кто придет после вас.

f_13308603_1

Страдания юного Вертера

Почему то, что составляет счастье человека, должно вместе с тем быть источником его страданий?

Самая лучшая, самая чистая радость на свете — слушать откровенные излияния большой души.

Люди, — кто их знает, почему они так созданы, — люди страдали бы гораздо меньше, если бы не развивали в себе так усердно силу воображения, не припоминали бы без конца прошедшие неприятности, а жили бы безобидным настоящим.

Но ведь у меня была же она, ведь чувствовал я, какое у нее сердце, какая большая душа; с ней я и сам казался себе больше, чем был, потому что был всем тем, чем мог быть.

У меня больше нет ни творческого воображения, ни любви к природе, и книги противны мне. Когда мы потеряли себя, всё для нас потеряно.

Выстрадать всю положенную ему меру, испить всю чашу до дна — таков удел человека.

В большинстве своём люди трудятся по целым дням, лишь бы прожить, а если остаётся у них немножко свободы, они до того пугаются её, что ищут, каким бы способом от неё избавиться.

Я счастлив и доволен, а значит, не гожусь в трезвые повествователи.

Ах, как я потянулся к тебе, с первой же минуты не мог я оторваться от тебя!

Он и во мне ценит больше ум и дарования, чем сердце, хотя оно — единственная моя гордость, оно одно источник всего, всей силы, всех радостей и страданий. Ведь то, что я знаю, узнать может всякий, а сердце такое лишь у меня.

Вспомню басню о коне, который, прискучив свободой, добровольно дал себя оседлать и загнать до полусмерти…

Мы имеем право по совести судить лишь о том, что прочувствовали сами.

Бог свидетель, как часто ложусь я в постель с желанием, а порой и с надеждой никогда не проснуться; утром я открываю глаза, вижу солнце и впадаю в тоску.

Увы, если во мне самом нет любви, радости, восторга и жара, другой не подарит мне их, и, будь мое сердце полно блаженства, я не сделаю счастливым того, кто стоит передо мной, бесчувственный и бессильный.

Я ухожу в себя и открываю целый мир!

А мне всегда до крайности обидно, если люди докучают друг другу, тем более если молодежь во цвете лет вместо того, чтобы быть восприимчивой ко всяческим радостям, из‑за пустяков портит друг другу недолгие светлые дни и слишком поздно понимает, что растраченного не возместишь.

И мы разошлись, так и не поняв друг друга. На этом свете люди редко понимают друг друга.

Чего стоит человек, этот хвалёный полубог! Именно тогда, когда силы всего нужнее ему, они ему изменяют.

Человек может сносить радость, горе, боль лишь до известной степени, а когда эта степень превышена, он гибнет.

werthergr
Иоганн Гете

Пена дней

На голой любви могут быть построены целые города.

Работают по привычке, и как раз для того, чтобы не думать.

Она вечно ждала его, делила с ним жизнь и этим вполне довольствовалась. Но разве можно допустить, чтобы женщина оставалась с вами просто потому, что она вас любит?

Есть секунды куда значительнее, чем века.

Того, чего не имеешь — не потерять, что имеешь — не уберечь.

Она смотрела на мир широко открытыми синими глазами, а занимаемая ею часть пространства во вселенной была ограничена гладкой золотистой кожей.

– Одно лёгкое у вас теперь полностью выключено, или почти полностью.
— Это меня не беспокоит, раз другое работает!
— Если что-нибудь случится с другим лёгким, то это будет весьма неприятно для вашего мужа.
— А для меня?
— Для вас уже нет, — ответил профессор и встал.

Когда человек влюблен, он, как известно, глупеет.

Обжорство он прощал только мужчинам, для которых оно имеет еще какой-то смысл и не умаляет присущего им достоинства.

Моя сестра сбилась с пути. Она изучала философию. В семье, которая гордится своими традициями, о таких вещах предпочитают молчать.

Знаешь, я хотел бы затеряться, как иголка в стоге сена. И пахнет хорошо, и никто меня там не достанет…

Он был настолько открытым, что было видно, как голубые и сиреневые мысли пульсируют в венах его рук.

Неправда, что всегда надо быть умницей.

Самое важное в жизни — судить обо всем предвзято. Толпа, как известно, обычно ошибается, а каждый человек в отдельности всегда прав.

— Не бывает, чтобы все всегда шло хорошо.
— Но могло бы не всегда быть плохо.

В жизни нужно устраиваться так, чтобы было на что вас похоронить.

poumon-droit-atteint-dun-nenuphar

Борис Виан

 

Мастер и Маргарита

Кто сказал тебе, что нет на свете настоящей, верной, вечной любви? Да отрежут лгуну его гнусный язык!

Никогда и ничего не бойтесь. Это неразумно.

Вы судите по костюму? Никогда не делайте этого. Вы можете ошибиться, и
притом, весьма крупно.

Любовь выскочила перед нами, как из-под земли выскакивает убийца в переулке, и поразила нас сразу обоих! Так поражает молния, так поражает финский нож!

Злых людей нет на свете, есть только люди несчастливые.

Ведь сколько же раз я говорил вам, что основная ваша ошибка заключается в том, что вы недооцениваете значения человеческих глаз. Поймите, что язык может скрыть истину, а глаза – никогда! Вам задают внезапный вопрос, вы даже не вздрагиваете, в одну секунду овладеваете собой и знаете, что нужно сказать, чтобы укрыть истину, и весьма убедительно говорите, и ни одна складка на вашем лице не шевельнется, но, увы, встревоженная вопросом истина со дна души на мгновение прыгает в глаза, и все кончено. Она замечена, а вы пойманы!

Приятно слышать, что вы так вежливо обращаетесь с котом. Котам обычно почему-то говорят «ты», хотя ни один кот никогда ни с кем не пил брудершафта.

Иногда лучший способ погубить человека — это предоставить ему самому выбрать судьбу.

Никогда и ничего не просите! Никогда и ничего, и в особенности у тех, кто сильнее вас. Сами предложат и сами всё дадут!

Все теории стоят одна другой. Есть среди них и такая, согласно которой каждому будет дано по его вере. Да сбудется же это!

Мы говорим с тобой на разных языках, как всегда, но вещи, о которых мы говорим, от этого не меняются.

Правду говорить легко и приятно.

Всякая власть есть насилие над людьми.

– Это водка? – слабо спросила Маргарита.
Кот подпрыгнул на стуле от обиды.
– Помилуйте, королева, – прохрипел он, – разве я позволил бы себе налить даме водки? Это чистый спирт!

Самый страшный гнев – гнев бессилия.

Что бы делало твое добро, если бы не существовало зла, и как бы выглядела земля, если бы с нее исчезли тени?

Меня охватила грусть перед дальней дорогой. Не правда ли, мессир, она вполне естественна, даже тогда, когда человек знает, что в конце этой дороги его ждет счастье?

Тот, кто любит, должен разделять участь того, кого он любит.

10163211885

Михаил Булгаков

Rayuela

Il faut tenter de vivre (И надо все равно пытаться жить).

Многие полагают, будто любовь состоит в том, чтобы выбрать женщину и жениться на ней. И выбирают, клянусь тебе, сам видел. Разве можно выбирать в любви, разве любовь — это не молния, которая поражает тебя вдруг, пригвождает к земле посреди двора. Вы скажете, что потому-то-и-выбирают-что-любят, а я думаю, что борот-нао-. Беатриче не выбирают, Джульетту не выбирают. Не выбирают же ливень, который обрушивается на головы выходящих из концертного зала и вмиг промачивает их до нитки.

Я не умею говорить о счастье, но это не значит, что у меня его не было.

Наша любовь была диалектической любовью, какая связывает магнит и железные опилки, нападение и защиту, мяч и стенку.

Самое лучшее в моих предках то, что они уже умерли; скромно, но с достоинством я ожидаю момента, когда унаследую это их качество.

Мы бродили по улицам и не искали друг друга, твёрдо зная: мы бродим, чтобы встретиться.

В каждой женщине, похожей на тебя, копится, точно оглушительная тишина, острое стеклянное молчание, которое в конце концов печально рушится, как захлопнутый мокрый зонтик.

Случайная встреча — самая неслучайная вещь на свете, и заранее договариваются о встречах лишь те, кто может писать друг другу письма только на линованной бумаге, а зубную пасту из тюбика выжимает аккуратно, с самого дна.

На самом деле каждый из нас — театральная пьеса, которую смотрят со второго акта. Все очень мило, но ничего не понять.

 Я открываю новые миры, чуждый мне сегодняшний день, и каждый раз все более уверяюсь в том, что прийти к согласию — это худшая из иллюзий.

 Иногда ведешь себя, как кретин, такой кретин, что и вообразить трудно, ты можешь прочесть Платона от корки до корки, сочинения отцов церкви и классиков, всех до единого, знать все, что следует знать сверх всего познаваемого, и тут как раз доходишь до невероятного кретинизма: начинаешь цепляться к своей собственной неграмотной матери и злиться, что бедная женщина слишком переживает смерть какого-то несчастного русского, жившего на соседнем углу, или чьей-то двоюродной племянницы. А ты донимаешь ее разговорами о землетрясении в Баб-эль-Мандебе или о наступлении в районе Вардар-Инга и хочешь, чтобы бедняжка страдала по поводу ликвидации трех родов иранского войска, что ей представляется чистой абстракцией…

Всякий беспорядок оправдан, если он помогает уйти от себя самого, через безумие, наверное, можно обрести рассудок, если только это не то безумие, которое выдает себя за рассудок.

Как знать, может, на самом то деле надо плакать от любви и наплакать пять тазов слез.

Не хочу умирать, не узнав, зачем жил.

1470394462-6

Хулио Кортасар «Игра в классики»