Le Petit Prince

Слова мешают понимать друг друга.

Мой секрет, он очень прост: зорко одно лишь сердце. Самого главного глазами не увидишь.

Твоя роза так дорога тебе потому, что ты отдавал ей всю душу.

Я ведь не хотел, чтобы тебе было больно, ты сам пожелал, чтобы я тебя приручил…

Люди забираются в скорые поезда, но они уже сами не понимают, чего ищут. Поэтому они не знают покоя и бросаются то в одну сторону, то в другую… И все напрасно…

Вода бывает нужна и сердцу…

Когда даешь себя приручить, потом случается и плакать.

У людей уже не хватает времени что-либо узнавать.

Ничего я тогда не понимал! Надо было судить не по словам, а по делам. Она дарила мне свой аромат, озаряла мою жизнь. Я не должен был бежать. За этими жалкими хитростями и уловками надо было угадать нежность. Цветы так непоследовательны! Но я был слишком молод, я еще не умел любить.

Все взрослые сначала были детьми, только мало кто из них об этом помнит.

Одни только дети знают, чего ищут. Они отдают всю душу тряпичной кукле, и она становится им очень-очень дорога, и если ее у них отнимут, дети плачут…

Если любишь цветок — единственный, какого больше нет ни на одной из многих миллионов звезд, этого довольно: смотришь на небо и чувствуешь себя счастливым. И говоришь себе: «Где-то там живет мой цветок…»

Вы красивые — но пустые. Ради вас не хочется умереть.

Себя судить куда труднее, чем других. Если ты сумеешь правильно судить себя, значит, ты поистине мудр.

Я слушал, как она жаловалась и как хвастала, я прислушивался к ней, даже когда она умолкала. Она — моя.

Люди забыли эту истину, но ты не забывай: ты навсегда в ответе за всех, кого приручил.

s3B-8RgRwVQ

Антуан де Сент-Экзюпери «Маленький принц»

André Maurois

Во времена Мольера брак знаменовал собою конец любви. Сегодня он — лишь её начало. Удачный союз двоих сегодня более тесен, чем когда-либо, ибо это одновременно союз плоти, души и интеллекта.

В любви мужчина стремится не к войне, а к миру. Блаженны нежные и кроткие женщины, их будут любить сильнее. Ничто так не выводит мужчину из себя, как агрессивность женщины. Амазонок обожествляют, но не обожают.

Счастье заложено не в событиях, а в сердцах людей.

Пока близкие нам люди живы, мы обращаемся с ними неровно — то со вниманием, то с невольным раздражением. Мы любим их, но их недостатки нам надоедают и нередко затрудняют жизнь. У нас есть свои прихоти и желания, и, если нам становится очевидно, что они идут вразрез с желаниями тех, кто нас любит, мы вступаем в сделку со своей совестью. «Разумеется, — говорим мы себе, — он (или она) будет страдать, но не могу же я постоянно приносить себя в жертву. К тому же я заглажу эту пустяковую обиду, высказав в другой раз побольше нежности». Строя подобные расчеты, мы упускаем из виду смерть. Но она является в свой срок, и уже ничего не исправить. Тогда-то и наступает время раскаяния. Смерть заставляет нас забыть слабости тех, кто ушел навсегда, оставив нам только запоздалые сожаления… Не будем же отказывать живым в той нежности, которую, терзаясь угрызениями совести, тщетно предложим тени. Помните об этом…

Тело расцветает на солнце, дух — в лучах любви.

Счастье не в том, чтобы завоевать тело женщины, а в том, чтобы стать ее избранником.

Женщина, которая сама себя навязывает и делает первый шаг, добьется презрения мужчины, но не любви.

Какая страшная ответственность быть первой любовью талантливого человека…да и любого человека вообще.

Жениться следует на той и книги те купить, с которыми тебе всю жизнь хотелось бы прожить.

Людям нравится тот, кто разделяет их забавы, но они редко уважают такого человека.

Существует два разных подхода к людям. Первый состоит в том, чтобы взирать на них критическим оком — возможно, это справедливо, но сурово, это подход равнодушных. Другой соткан из нежности и юмора; при этом можно видеть все изъяны и недостатки, но смотреть на них с улыбкой, а исправлять мягко и с шуткой на устах. Это подход любящих.

Вступайте в брак с мужчиной (или женщиной), взгляды которого на важнейшие проблемы жизни пусть и не до конца, но совпадают с вашими. В противном случае вас подстерегает несовместимость.

Если человек впадает в отчаяние или предается плохому настроению, то это неминуемо ведет его к невзгодам и неудачам. Если я боюсь упасть, то непременно упаду. Порядок, вещей таков, что я сам создаю и ясную погоду, и грозу — прежде всего в себе самом, но и вокруг себя тоже.

Ревность мучительна, но она укрепляет чувство.

Во многих ситуациях бывает такая минута — единственная, — когда от принятого вами решения будет зависеть весь ход вашей жизни. Благоприятный случай редко представляется дважды.

Силы непременно найдутся, если неустанно к чему-то стремиться.

Oct-9-Maurois-960x430

Андре Моруа «Письма незнакомке»

«Анна Каренина»

Любовь… Я оттого не люблю этого слова, что оно для меня слишком много значит, больше гораздо, чем вы можете понять.

Как будто все, что было хорошего во мне, все спряталось, а осталось одно самое гадкое.

Он знал, что для него все девушки в мире разделяются на два сорта: один сорт —
это все девушки в мире, кроме её, и эти имеют все человеческие слабости, и девушки очень обыкновенные; другой сорт — она одна, не имеющая никаких слабостей и превыше всего человеческого.

Если добро имеет причину, оно уже не добро; если оно имеет последствие — награду, оно тоже не добро.

Узнав одну свою жену, которую ты любишь, ты лучше узнаешь всех женщин, чем если бы ты знал их тысячи.

Любите ненавидящих вас…

В браке главное дело любовь и что с любовью всегда будешь счастлив, потому что счастье бывает только в тебе самом.

Свобода? Зачем свобода? Счастье только в том, чтобы любить и желать, думать её желаниями, её мыслями, то есть никакой свободы, — вот это счастье!

Нет таких условий, к которым человек не мог бы привыкнуть, в особенности если он видит, что все окружающие его живут так же.

Она ревновала его не к какой-нибудь женщине, а к уменьшению его любви. Не имея еще предмета для ревности, она отыскивала его.

«Вы считаете, что война необходима? Прекрасно. Кто проповедует войну — в особый, передовой легион и на штурм, в атаку, впереди всех!» Альфонс Карр

Я всегда любила тебя, а если любишь, то любишь всего человека, какой он есть, а не каким я хочу, чтоб он был.

Eсли искать совершенства, то никогда не будешь доволен.

Женщина — это главный камень преткновения в деятельности человека. Трудно любить женщину и делать что-нибудь. Для этого есть одно средство с удобством без помехи любить — это женитьба.

Копаясь в своей душе, мы часто выкапываем такое, что там лежало бы незаметно.

Если простить, то совсем, совсем.

Уважение выдумали для того, чтобы скрывать пустое место, где должна быть любовь.

Как человек, в полусне томящийся болью, он хотел оторвать, отбросить от себя больное место и, опомнившись, чувствовал, что больное место — он сам.

Мне не о чем сокрушаться и утешаться. Я настолько горда, что никогда не позволю себе любить человека, который меня не любит.

Из всякого положения есть выход. Нужно решиться.

Я чувствую, что лечу головой вниз в какую-то пропасть, но я не должна спасаться. Я не могу.

htmlimage-1-_24

Лев Николаевич Толстой

Bukowski

Сколько хороших мужиков оказалось под мостом из-за бабы.

Я чувствовал, как между  нами побежали вибрации.

Когда я вижу человека с чистой квартирой, я знаю: с ним что-то не в порядке. А если там слишком чисто, то он пидор.

Величайшие люди — самые одинокие.

Когда я пьян, а она — безумна, мы почти друг друга стоим.

-Ты не знаешь, каково мне было…
-Знаю. Я там бывал.

Очень немногие красивые женщины стремятся показать на людях, что они кому-то принадлежат.

Оставаться в живых — уже победа.

Не то чтобы он нехорош — просто большинство людей меня не интересует.

Люди обязаны друг другу некой верностью, что ли, — даже если не женаты. В каком-то смысле доверие должно заходить еще глубже именно потому, что оно не освящено законом.

Мужику нужно много баб только тогда, когда все они никуда не годятся. «Женщины»

Человеку нужно, чтобы кто-нибудь был рядом.

Девушки выглядели привлекательными, но только на расстоянии. Солнце просвечивало сквозь их лёгкие платья и радужно сияло в волосах. Но стоило только приблизиться к ним и прислушаться к их мыслям, лавиной сыплющимся из незакрывающихся ртов, как мне хотелось немедленно вырыть себе нору где-нибудь под холмом и спрятаться там с автоматом.

Забота о другом человеке не приносит выгод. Людям это не свойственно, что бы там ни говорили.

Можно простить идиота за то, что он честно ведет себя как идиот и никого не пытается одурачить.

Она была так стара, что умирать просто не имело смысла.

Большинство начинает вопить о несправедливости, только когда это касается их лично.

Женский пол был недосягаем для меня, и я делал вид, что его вовсе не существует.

Я неудачник. Был бы циником, чувствовал бы себя лучше. «Хлеб с ветчиной»

Иногда не знаешь, что со всем этим делать, а иногда лучше всего лежать тихо-тихо и стараться вообще ни о чем не думать.

Незыблемо счастье недоумка.

Так много женщин которые хотят спасти мир, но не могут содержать в порядке собственную кухню.

Много отвратных типов прокладывает себе путь в бессмертие.

Иногда так одиноко, что в этом даже есть смысл.

Я обещал себе умереть в одиночестве в маленькой комнатке — и вот она пытается внести изменения в мой генеральный план. «Блюющая дама»

Charles-Bukowski-quotes

Чарльз Буковски

Extremely Loud & Incredibly Close

Когда мы встретились с твоей матерью, все слова уже были в прошлом, только это и сделало наш брак возможным, ей ничего не пришлось обо мне узнать.

Эта тайна была дырой в моём сердце, в которую проваливалась любая радость.

Если польются слезы, пущу их по изнанке щек.

Надеюсь, что когда-нибудь и тебе доведется узнать, как приятно сделать для любимого то, чего сам не понимаешь.

Это нормально — не разбираться в себе.

Того, кто не хочет верить, ничто не убедит. Зато тому, кто хочет, есть за что уцепиться.

Порой мне чудится, будто я слышу, как прогибается мой хребет под тяжестью всех тех жизней, которые я не проживаю.

Жизнь уходила на то, чтобы на неё зарабатывать.

Я о многом хотела поговорить. Но знала, что ему будет больно. Поэтому я зарыла это в себе — пусть мне будет больно.

Почему я не там, где ты…

Мне нужна нескончаемая чистая тетрадь и вечность.

Я потерял, никогда не имея.

Ужасно. Мы столько всего не смогли друг другу сказать. Комната пропиталась нашим неразговором.

Я скучала по тебе, даже когда мы были вместе.

Прости, что неспособен забыть всё неважное и неспособен всё важное сохранить.

Жизнь кипела вокруг нас, но не между нами.

Она всегда откликалась, когда я её вызывал. Не знаю, как ей это удавалось. Может, просто весь день ждала моего вызова.

Ей нужно подтверждение моей любви, только это всем друг от друга и нужно, не сама любовь, а подтверждение.

Я застегиваюсь на все молнии внутри самого себя.

Она протягивала ко мне руки, а я, не зная, как их взять, поломал ей пальцы своим молчанием.

11-0

Джонатан Сафран Фоер «Жутко громко и запредельно близко»

Albert Camus

Раз я знаю, что ты придешь, я могу тебя ждать сколько угодно.

Существует на свете нечто, к чему нужно стремиться всегда и что иногда даётся в руки, и это нечто — человеческая нежность.

Есть больше оснований восхищаться людьми, чем презирать их.

Любая радость находится под угрозой.

Единственное, что для меня ценно, — это умереть или жить тем, что любишь.

Возможно, я не прав, выбрав любовь.

Мука  — это жить памятью, когда память уже ни на что не нужна. «Чума»

В сущности, нет такой мысли, к которой человеку нельзя привыкнуть.

На пороге смерти мама, вероятно, испытывала чувство освобождения и готовности все пережить заново. Никто, никто не имел права плакать над ней.

Так или иначе, тебя всегда в чем-нибудь упрекнут.

Мама часто говорила, что человек никогда не бывает совершенно несчастен.

Чего не знаешь, то всегда преувеличиваешь.

Но ведь всем известно, что жизнь не стоит того, чтобы цепляться за нее. В сущности, не имеет большого значения, умрешь ли ты в тридцать или в семьдесят лет, – в обоих случаях другие-то люди, мужчины и женщины, будут жить, и так идет уже многие тысячелетия.  «Посторонний»

Вы знаете, что такое обаяние? Умение почувствовать, как тебе говорят «да», хотя ты ни о чем не спрашивал.

Больше всего нам мешает ускользнуть от судилища то, что мы первые выносим себе приговор.

Знаете ли вы, каково одинокому человеку бродить по улицам в больших городах..?

Когда по обязанностям своей профессии или по призванию много размышляешь о сущности человеческой, случается испытывать тоску по приматам. У них по крайней мери нет задних мыслей.

Женщина! Ведь это всё, что нам остается от рая земного, не так ли?

Мы любим только свежие воспоминания о смерти, свежее горе, свою скорбь — словом, самих себя!

Величайшая мука для человека — подвергнуться суду беззаконников.

Я не отличаюсь сентиментальностью, так знаете, о чем я мечтал? О том, чтобы предаваться любви душой и телом, день и ночь, в непрестанном объятии, в экстазе наслаждения — и пусть так будет пять лет, а потом — смерть. Увы! «Падение»

banner3595

Альбер Камю

Сто лет одиночества

Он действительно побывал на том свете, но не мог вынести одиночества и возвратился назад.

Дивное свойство — способность думать о прошлых радостях без горечи и раскаяния.

Они поняли, что главная, неодолимая страсть человека одерживает верх над смертью, и снова почувствовали себя счастливыми, уверившись, что они будут продолжать любить друг друга и тогда, когда станут призраками.

Она объявила бессрочный траур — без покойника, но по пустым надеждам.

Дети наследуют безумие родителей.

Он так пылко лез ей в душу, что, ища для себя выгоду, нашёл любовь, так старался овладеть её сердцем, что полюбил сам.

…И молились, чтобы такая необузданная страсть не нарушила покой мертвых.

Человек не связан с землей, если в ней не лежит его покойник.

Он еще не знал, что гораздо легче начать войну, чем закончить ее.

Надо прислушаться к голосу ребенка, которым ты был когда-то и который существует еще где-то внутри тебя. Если мы прислушаемся к ребенку внутри нас, глаза наши вновь обретут блеск. Если мы не утеряем связи с этим ребенком, не порвется и наша связь с жизнью.

Минута примирения стоит больше закадычной дружбы.

В его мыслях о близких не было сентиментальности — он сурово подводил итоги своей жизни, начиная понимать, как сильно любил в действительности тех людей, которых больше всего ненавидел.

Она обладала редким даром не существовать до тех пор, пока в ней не появится необходимость.

Секрет спокойной старости есть не что иное, как заключение честного союза с одиночеством.

В тот день, когда люди станут сами разъезжать в первом классе, а книги будут возить в товарных вагонах, наступит конец света.

metalocus_cien_anos_soledad_rivera_03

Габриэль Гарсиа Маркес