Норвежский лес

Не жалей себя. Себя жалеют только ничтожества.

Человеку, который говорит, что он обычный, верить нельзя.

Какой бы ни была истина, невозможно восполнить потерю любимого человека. Никакая истина, никакая искренность, никакая сила, никакая доброта не могут восполнить ее. Нам остается лишь пережить это горе и чему-нибудь научиться. Но эта наука никак не пригодится, когда настанет черед следующего горя.

Будешь читать то же, что и остальные — начнешь думать как все.

Я не люблю одиночество. Просто не завожу лишних знакомств, чтобы в людях лишний раз не разочаровываться.

Поэтому иногда смотрю на людей — и становится тошно. Почему они не пытаются стараться? Палец о палец не ударят, а только кричат на всех углах о несправедливости.

Это естественно, влюбившись в кого-то, отдаваться этому целиком. Я так считаю. Это ведь тоже один из обликов душевности.

…если думаешь, что можешь стать счастливым, не упускай этого шанса и будь счастлив. Как я могу судить по своему опыту, в жизни таких шансов бывает раз, два — и обчелся, а упустив их, жалеешь потом всю жизнь.

Смерть не противоположность, а невидимая часть жизни.

Человек поймет другого, когда придет время, а не потому, что этот другой хочет, чтоб его поняли.

Когда придешь за мной, бери только меня. Когда обнимаешь меня, думай только обо мне.

Как ни старайся, когда больно — болит.

Такое чувство, что благодаря тому, что тебя встретил, смог немножко полюбить этот мир.

x_02675e10
Харуки Мураками

Реклама

Великий Гэтсби

Если тебе вдруг захочется осудить кого-то, вспомни, что не все люди на свете обладают теми преимуществами, которыми обладал ты.

Так мы и пытаемся плыть вперед, борясь с течением, а оно все сносит и сносит наши суденышки обратно в прошлое.

В своих отношениях с ней он видел глубину, не поддающуюся измерению.

Мне тридцать лет. Я пять лет как вышел из того возраста, когда можно лгать себе и называть это честностью.

Они были беспечными существами, они ломали вещи и людей, а потом убегали и прятались за свои деньги, свою всепоглощающую беспечность или еще что-то, на чем держался их союз, предоставляя другим убирать за ними.

Важно быть человеку другом, пока он жив, а не тогда, когда он уже умер.

Ты или охотник, или дичь. Или действуешь, или устало плетёшься сзади.

Никакая ощутимая, реальная прелесть не может сравниться с тем, что способен накопить человек в глубинах своей фантазии.

… Он смотрел на неё особенным взглядом — всякая девушка мечтает, что когда-нибудь на нее будут так смотреть.

Её присутствие всё делает необыкновенным.

Он улыбнулся мне ласково, — нет, гораздо больше, чем ласково. Такую улыбку, полную неиссякаемой ободряющей силы, удается встретить четыре, ну — пять раз в жизни… И вы чувствуете, что вас понимают ровно настолько, насколько вам угодно быть понятым, верят в вас в той мере, в какой вы в себя верите сами, и безусловно видят вас именно таким, каким вы больше всего хотели бы казаться.

С первым осенним холодком жизнь начнется сначала.

Gatsby

Фрэнсис Скотт Фицджеральд

Бойцовский клуб

Лишь утратив всё до конца, мы обретаем свободу.

Люди рабы своих вещей. То, что ты имеешь, в конце-концов имеет тебя и становится твоим хозяином.

Наше прошлое — это уже только история. И как только вы это осознаете, оно больше не имеет власти над вами.

Поколения за поколениями люди работают на ненавистных работах только для того, чтобы иметь возможность купить то, что им не нужно.

Если ты не знаешь, чего хочешь,… ты в итоге останешься с тем, чего точно не хочешь.

Возможно, самосовершенствование — это ещё не всё. Возможно, саморазрушение гораздо важнее.

Мы не хотим знать практически ничего про тех, кого любим.

Я никак не могу понять, почему это люди с такой легкостью выбрасывают то, от чего были без ума буквально ночь назад.

Чем ниже падешь, тем выше взлетишь.

Люди убивают тех, кого любят. Верно и обратное утверждение.

Мы встретились в странный период моей жизни…

Стоит только поднять голову, посмотреть на звезды — и ты пропал.

Я обрёл свободу. Свобода есть утрата всяческих надежд.

Это твоя жизнь, и она становится короче каждую минуту.

35-screenshot-4

Чак Паланик

Волхв

Я отверг то, что ненавидел, но не нашел предмета любви и потому делал вид, что ничто в мире любви не заслуживает.

…физическая измена — лишь следствие измены духовной.

Простить — значит забыть.

Нельзя ненавидеть того, кто стоит на коленях. Того, кто не человек без тебя.

И вдруг я чувствую: мы-одно тело, одна душа; если сейчас она исчезнет, от меня останется половина. Будь я не столь рассудочен и самодоволен, до меня дошло бы, что этот обморочный ужас — любовь. Я же принял его за желание.

Порой нет ничего пошлее, чем возвращаться.

Мёртвые живы. Живы любовью.

Наши проблемы — это прежде всего то, что мы сами о них думаем.

Она расколола лёд; но от меня зависело, прыгать ли в воду.

Любовь — это тайна, пролегшая меж двумя людьми, а не сходство двоих.

Вымирают не только редкие виды животных, но и редкие виды чувств.

Она принадлежала к той редкой даже среди красавиц породе, что от рождения окружена ореолом сексуальности.

— Думаешь, я стал бы весь вечер дожидаться кого-нибудь, кроме тебя?
— Думаешь, я вернулась бы сегодня к кому-нибудь, кроме тебя?

Если что-нибудь и может причинить ей боль, так это молчание; а я хотел, чтоб ей стало больно.

Чем глубже вы осознаете свободу, тем меньше ею обладаете.

18508771._SX540_

Джон Фаулз

Невыносимая лёгкость бытия

Любить — значит отказаться от силы.

Лишь те отношения, при которых нет ни следа сентиментальности и ни один из партнеров не посягает на жизнь и свободу другого, могут принести обоим счастье.

Если любви суждено стать незабываемой, с первой же минуты к ней должны слетаться случайности.

Я не хочу ревновать, но я недостаточно сильна, чтобы сопротивляться этому.

Тяжесть, необходимость и ценность суть три понятия, внутренне зависимые друг от друга: лишь то, что необходимо, тяжело, лишь то, что весит, имеет цену.

Они любят друг друга, и всё-таки каждый из них превратил жизнь другого в ад.

Возможно, мы не способны любить именно потому, что жаждем быть любимыми, то есть хотим чего-то (любви) от другого, вместо того чтобы отдавать ему себя без всякой корысти, довольствуясь лишь его присутствием.

Einmal ist keinmal. ~ Единожды — всё равно что никогда.

Она испытывала непреодолимое желание сказать ему, точно самая банальная из всех женщин: Не отпускай меня, держи меня возле себя, укроти меня, сделай меня своей рабыней, будь сильным! Но это были слова, которые она не могла и не умела произнести.

2048@1369@eca039aadac5b1fe18aa151e86c91474-OTdhMWE2ZWY1YQ

Милан Кундера

Мемуары гейши

Нанеси удар – и он заживет, но потревожь сердце, и рана останется на всю жизнь.

Есть вещи в которых мы никогда не сможем быть уверены, даже если проживем сто лет. Это доказывает, что мы люди.

Она скрывала свое негодование под осторожно и тщательно вылепленной маской легкомысленной соблазнительницы.

Такое чувство, будто я преднамеренно выбрала для себя самый тяжёлый путь, чтобы день за днём преодолевать себя и свои собственные внутренние противоречия.

Я решила стать лучшей, превратить зависть соперниц в восхищение.

Стиль может заменить красоту.

Я свято верила в то, что самодисциплина дает ответы на все вопросы и подсказывает выход из любой ситуации. Я верила, что самодисциплина была ключом и к красоте тоже.

Я верю, что люди, любящие друг друга, должны быть вместе.

0e0qHrKWRDE

Минеко Ивасаки

The ground beneath her feet

Вот в чем заключалась правда: когда его не было рядом, то, с кем бы она ни была, она всегда была одна.

Пять таинств являют собой ключи к незримому: акт любви, рождение ребенка, созерцание великого произведения искусства, присутствие рядом со смертью или катастрофой и наслаждение полетом человеческого голоса. В эти мгновения вселенная распахивается перед нами, и мы видим мельком то, что скрыто от людских глаз, постигаем то, что невозможно выразить словами.

Теперь наконец счастье снова расцвело в моей жизни. Может быть, это дает мне силы смотреть в лицо ужасу прошлого.

Непросто говорить о красоте мира, утратив зрение; мучительно петь дифирамбы, когда ваша евстахиева труба отказала. Так же тяжело писать о любви, тем более писать с любовью, когда сердце разбито. Но это не оправдание, это случается со всеми. Нужно всё преодолеть, преодолевать постоянно. Боль и утраты — тоже «норма». В этом мире полно разбитых сердец.

Я не доверял ей (ха!). Я не мог поверить, что, оказавшись в водовороте неверности, она не будет втянута в него.

Власть, как и любовь, мы окончательно познаем тогда, когда она утеряна безвозвратно.

Иногда, чтобы узнать путь наверх, нужно коснуться дна; уйти далеко по неверной дороге — чтобы отыскать правильный путь.

Он никогда по-настоящему не верил, что они расстались навсегда…

Лучшее, что в нас есть, тонет в наших пороках.

К его выбору, как и к нему самому, она относится с уважением, которым не удостаивает никого другого.

Venus signifìcat humanitatem — Любовь признак человечности.

Мы повторяем в себе недостатки тех, кого любим.

Ее интересует только наименее часто встречающийся вид отношений между мужчинами и женщинами: полная и абсолютная верность. Всё или ничего, сразу все сердце, без остатка, — или забудь об этом.

Ты — моя единственная семья, говорит он ей. Ты — моя единственная земля.

С этого дня Ормус навсегда потерял интерес к другим женщинам, и даже смерть Вины ничего не изменила. А Вина нашла единственного мужчину, в чьем одобрении она постоянно нуждалась, на которого оглядывалась после всего, что говорила и делала, ища подтверждения, оценки, смысла. Он стал смыслом ее жизни, а она — его.

Он любил ее, как наркоман: чем больше у него было Вины, тем большую потребность в ней он испытывал.

Она, должен вам признаться, является моим символом, идеалом, моей бесконечной усладой, потому что, когда я касаюсь ее губ, я вспоминаю обо всем, что важно в этой жизни.

large-3k

Salman Rushdie