Rayuela

Il faut tenter de vivre (И надо все равно пытаться жить).

Многие полагают, будто любовь состоит в том, чтобы выбрать женщину и жениться на ней. И выбирают, клянусь тебе, сам видел. Разве можно выбирать в любви, разве любовь — это не молния, которая поражает тебя вдруг, пригвождает к земле посреди двора. Вы скажете, что потому-то-и-выбирают-что-любят, а я думаю, что борот-нао-. Беатриче не выбирают, Джульетту не выбирают. Не выбирают же ливень, который обрушивается на головы выходящих из концертного зала и вмиг промачивает их до нитки.

Я не умею говорить о счастье, но это не значит, что у меня его не было.

Наша любовь была диалектической любовью, какая связывает магнит и железные опилки, нападение и защиту, мяч и стенку.

Самое лучшее в моих предках то, что они уже умерли; скромно, но с достоинством я ожидаю момента, когда унаследую это их качество.

Мы бродили по улицам и не искали друг друга, твёрдо зная: мы бродим, чтобы встретиться.

В каждой женщине, похожей на тебя, копится, точно оглушительная тишина, острое стеклянное молчание, которое в конце концов печально рушится, как захлопнутый мокрый зонтик.

Случайная встреча — самая неслучайная вещь на свете, и заранее договариваются о встречах лишь те, кто может писать друг другу письма только на линованной бумаге, а зубную пасту из тюбика выжимает аккуратно, с самого дна.

На самом деле каждый из нас — театральная пьеса, которую смотрят со второго акта. Все очень мило, но ничего не понять.

 Я открываю новые миры, чуждый мне сегодняшний день, и каждый раз все более уверяюсь в том, что прийти к согласию — это худшая из иллюзий.

 Иногда ведешь себя, как кретин, такой кретин, что и вообразить трудно, ты можешь прочесть Платона от корки до корки, сочинения отцов церкви и классиков, всех до единого, знать все, что следует знать сверх всего познаваемого, и тут как раз доходишь до невероятного кретинизма: начинаешь цепляться к своей собственной неграмотной матери и злиться, что бедная женщина слишком переживает смерть какого-то несчастного русского, жившего на соседнем углу, или чьей-то двоюродной племянницы. А ты донимаешь ее разговорами о землетрясении в Баб-эль-Мандебе или о наступлении в районе Вардар-Инга и хочешь, чтобы бедняжка страдала по поводу ликвидации трех родов иранского войска, что ей представляется чистой абстракцией…

Всякий беспорядок оправдан, если он помогает уйти от себя самого, через безумие, наверное, можно обрести рассудок, если только это не то безумие, которое выдает себя за рассудок.

Как знать, может, на самом то деле надо плакать от любви и наплакать пять тазов слез.

Не хочу умирать, не узнав, зачем жил.

1470394462-6

Хулио Кортасар «Игра в классики»

Реклама

«Анна Каренина»

Любовь… Я оттого не люблю этого слова, что оно для меня слишком много значит, больше гораздо, чем вы можете понять.

Как будто все, что было хорошего во мне, все спряталось, а осталось одно самое гадкое.

Он знал, что для него все девушки в мире разделяются на два сорта: один сорт —
это все девушки в мире, кроме её, и эти имеют все человеческие слабости, и девушки очень обыкновенные; другой сорт — она одна, не имеющая никаких слабостей и превыше всего человеческого.

Если добро имеет причину, оно уже не добро; если оно имеет последствие — награду, оно тоже не добро.

Узнав одну свою жену, которую ты любишь, ты лучше узнаешь всех женщин, чем если бы ты знал их тысячи.

Любите ненавидящих вас…

В браке главное дело любовь и что с любовью всегда будешь счастлив, потому что счастье бывает только в тебе самом.

Свобода? Зачем свобода? Счастье только в том, чтобы любить и желать, думать её желаниями, её мыслями, то есть никакой свободы, — вот это счастье!

Нет таких условий, к которым человек не мог бы привыкнуть, в особенности если он видит, что все окружающие его живут так же.

Она ревновала его не к какой-нибудь женщине, а к уменьшению его любви. Не имея еще предмета для ревности, она отыскивала его.

«Вы считаете, что война необходима? Прекрасно. Кто проповедует войну — в особый, передовой легион и на штурм, в атаку, впереди всех!» Альфонс Карр

Я всегда любила тебя, а если любишь, то любишь всего человека, какой он есть, а не каким я хочу, чтоб он был.

Eсли искать совершенства, то никогда не будешь доволен.

Женщина — это главный камень преткновения в деятельности человека. Трудно любить женщину и делать что-нибудь. Для этого есть одно средство с удобством без помехи любить — это женитьба.

Копаясь в своей душе, мы часто выкапываем такое, что там лежало бы незаметно.

Если простить, то совсем, совсем.

Уважение выдумали для того, чтобы скрывать пустое место, где должна быть любовь.

Как человек, в полусне томящийся болью, он хотел оторвать, отбросить от себя больное место и, опомнившись, чувствовал, что больное место — он сам.

Мне не о чем сокрушаться и утешаться. Я настолько горда, что никогда не позволю себе любить человека, который меня не любит.

Из всякого положения есть выход. Нужно решиться.

Я чувствую, что лечу головой вниз в какую-то пропасть, но я не должна спасаться. Я не могу.

htmlimage-1-_24

Лев Николаевич Толстой

Bukowski

Сколько хороших мужиков оказалось под мостом из-за бабы.

Я чувствовал, как между  нами побежали вибрации.

Когда я вижу человека с чистой квартирой, я знаю: с ним что-то не в порядке. А если там слишком чисто, то он пидор.

Величайшие люди — самые одинокие.

Когда я пьян, а она — безумна, мы почти друг друга стоим.

-Ты не знаешь, каково мне было…
-Знаю. Я там бывал.

Очень немногие красивые женщины стремятся показать на людях, что они кому-то принадлежат.

Оставаться в живых — уже победа.

Не то чтобы он нехорош — просто большинство людей меня не интересует.

Люди обязаны друг другу некой верностью, что ли, — даже если не женаты. В каком-то смысле доверие должно заходить еще глубже именно потому, что оно не освящено законом.

Мужику нужно много баб только тогда, когда все они никуда не годятся. «Женщины»

Человеку нужно, чтобы кто-нибудь был рядом.

Девушки выглядели привлекательными, но только на расстоянии. Солнце просвечивало сквозь их лёгкие платья и радужно сияло в волосах. Но стоило только приблизиться к ним и прислушаться к их мыслям, лавиной сыплющимся из незакрывающихся ртов, как мне хотелось немедленно вырыть себе нору где-нибудь под холмом и спрятаться там с автоматом.

Забота о другом человеке не приносит выгод. Людям это не свойственно, что бы там ни говорили.

Можно простить идиота за то, что он честно ведет себя как идиот и никого не пытается одурачить.

Она была так стара, что умирать просто не имело смысла.

Большинство начинает вопить о несправедливости, только когда это касается их лично.

Женский пол был недосягаем для меня, и я делал вид, что его вовсе не существует.

Я неудачник. Был бы циником, чувствовал бы себя лучше. «Хлеб с ветчиной»

Иногда не знаешь, что со всем этим делать, а иногда лучше всего лежать тихо-тихо и стараться вообще ни о чем не думать.

Незыблемо счастье недоумка.

Так много женщин которые хотят спасти мир, но не могут содержать в порядке собственную кухню.

Много отвратных типов прокладывает себе путь в бессмертие.

Иногда так одиноко, что в этом даже есть смысл.

Я обещал себе умереть в одиночестве в маленькой комнатке — и вот она пытается внести изменения в мой генеральный план. «Блюющая дама»

Charles-Bukowski-quotes

Чарльз Буковски