Сто лет одиночества

Он действительно побывал на том свете, но не мог вынести одиночества и возвратился назад.

Дивное свойство — способность думать о прошлых радостях без горечи и раскаяния.

Они поняли, что главная, неодолимая страсть человека одерживает верх над смертью, и снова почувствовали себя счастливыми, уверившись, что они будут продолжать любить друг друга и тогда, когда станут призраками.

Она объявила бессрочный траур — без покойника, но по пустым надеждам.

Дети наследуют безумие родителей.

Он так пылко лез ей в душу, что, ища для себя выгоду, нашёл любовь, так старался овладеть её сердцем, что полюбил сам.

…И молились, чтобы такая необузданная страсть не нарушила покой мертвых.

Человек не связан с землей, если в ней не лежит его покойник.

Он еще не знал, что гораздо легче начать войну, чем закончить ее.

Надо прислушаться к голосу ребенка, которым ты был когда-то и который существует еще где-то внутри тебя. Если мы прислушаемся к ребенку внутри нас, глаза наши вновь обретут блеск. Если мы не утеряем связи с этим ребенком, не порвется и наша связь с жизнью.

Минута примирения стоит больше закадычной дружбы.

В его мыслях о близких не было сентиментальности — он сурово подводил итоги своей жизни, начиная понимать, как сильно любил в действительности тех людей, которых больше всего ненавидел.

Она обладала редким даром не существовать до тех пор, пока в ней не появится необходимость.

Секрет спокойной старости есть не что иное, как заключение честного союза с одиночеством.

В тот день, когда люди станут сами разъезжать в первом классе, а книги будут возить в товарных вагонах, наступит конец света.

metalocus_cien_anos_soledad_rivera_03

Габриэль Гарсиа Маркес

Реклама

Норвежский лес

Не жалей себя. Себя жалеют только ничтожества.

Человеку, который говорит, что он обычный, верить нельзя.

Какой бы ни была истина, невозможно восполнить потерю любимого человека. Никакая истина, никакая искренность, никакая сила, никакая доброта не могут восполнить ее. Нам остается лишь пережить это горе и чему-нибудь научиться. Но эта наука никак не пригодится, когда настанет черед следующего горя.

Будешь читать то же, что и остальные — начнешь думать как все.

Я не люблю одиночество. Просто не завожу лишних знакомств, чтобы в людях лишний раз не разочаровываться.

Поэтому иногда смотрю на людей — и становится тошно. Почему они не пытаются стараться? Палец о палец не ударят, а только кричат на всех углах о несправедливости.

Это естественно, влюбившись в кого-то, отдаваться этому целиком. Я так считаю. Это ведь тоже один из обликов душевности.

…если думаешь, что можешь стать счастливым, не упускай этого шанса и будь счастлив. Как я могу судить по своему опыту, в жизни таких шансов бывает раз, два — и обчелся, а упустив их, жалеешь потом всю жизнь.

Смерть не противоположность, а невидимая часть жизни.

Человек поймет другого, когда придет время, а не потому, что этот другой хочет, чтоб его поняли.

Когда придешь за мной, бери только меня. Когда обнимаешь меня, думай только обо мне.

Как ни старайся, когда больно — болит.

Такое чувство, что благодаря тому, что тебя встретил, смог немножко полюбить этот мир.

x_02675e10
Харуки Мураками

Великий Гэтсби

Если тебе вдруг захочется осудить кого-то, вспомни, что не все люди на свете обладают теми преимуществами, которыми обладал ты.

Так мы и пытаемся плыть вперед, борясь с течением, а оно все сносит и сносит наши суденышки обратно в прошлое.

В своих отношениях с ней он видел глубину, не поддающуюся измерению.

Мне тридцать лет. Я пять лет как вышел из того возраста, когда можно лгать себе и называть это честностью.

Они были беспечными существами, они ломали вещи и людей, а потом убегали и прятались за свои деньги, свою всепоглощающую беспечность или еще что-то, на чем держался их союз, предоставляя другим убирать за ними.

Важно быть человеку другом, пока он жив, а не тогда, когда он уже умер.

Ты или охотник, или дичь. Или действуешь, или устало плетёшься сзади.

Никакая ощутимая, реальная прелесть не может сравниться с тем, что способен накопить человек в глубинах своей фантазии.

… Он смотрел на неё особенным взглядом — всякая девушка мечтает, что когда-нибудь на нее будут так смотреть.

Её присутствие всё делает необыкновенным.

Он улыбнулся мне ласково, — нет, гораздо больше, чем ласково. Такую улыбку, полную неиссякаемой ободряющей силы, удается встретить четыре, ну — пять раз в жизни… И вы чувствуете, что вас понимают ровно настолько, насколько вам угодно быть понятым, верят в вас в той мере, в какой вы в себя верите сами, и безусловно видят вас именно таким, каким вы больше всего хотели бы казаться.

С первым осенним холодком жизнь начнется сначала.

Gatsby

Фрэнсис Скотт Фицджеральд